Навальный пожаловался в Нью-Йорк Таймс, что в колонии его заставляют смотреть телевизор

Политика


Алексей Навальный.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Это первое интервью, которое дал Алексей Навальный после своего заключения. По крайне мере так его рекламирует Эндрю Крамер — автор американской газеты The New York Times. Он говорит, что соратники российского оппозиционера передали ему ответы Навального на 54 страницах. Хотя, как признает Крамер, Алексей легко публикует свои впечатления из колонии в соцсетях. И при этом «Кремль ему не затыкает рот».

О чем интервью? В его заголовке значится — «Оптимистичный Навальный про тюремную жизнь». В общем, так и есть. Если не брать во внимание надувание веса самому Алексею: «Навальный — лидер оппозиции» и «самый известный заключенный России». Просьбы от него «ввести санкции против олигархов». Ну, и обязательные мантры для американских СМИ типа «путинский режим обречен на крах». Без этого никак. Это американцев успокаивает.

Ну, вы и так знаете.

А что же про тюремную жизнь?

Тут сюрпризы.

«Навальный, проводит большую часть своего времени, наводя порядок в своем тюремном корпусе, читая письма и посещая столовую, чтобы поесть, часто в меню есть каша,» — повествует The New York Times.

А где же ужасы? Вот же они:

«Но, пожалуй, самое безумное — это принуждение к просмотру российского государственного телевидения и пропагандистских фильмов более 8 часов в день в рамках «просветительской» программы, которая заменила каторжные работы для заключенных… Вы должны сидеть в кресле и смотреть телевизор. А если заключенный кивает, охранники кричат: «Не спи, смотри!»

«Ушли в прошлое тяжелые рабочие смены, а также издевательства со стороны преступников и охранников, которые были отличительной чертой советского ГУЛАГа, — передает слова Навального The New York Times. — Нет татуированных мускулистых мужчин со стальными зубами, которые ведут ножевые бои, чтобы занять лучшую койку у окна. Теперь это что-то вроде китайского трудового лагеря, где все маршируют и повсюду висят видеокамеры.»

Читать так же:  В Праге потребовали от российского посольства вернуть земельный участок

Какими же «пропагандистскими фильмами» истязают Навального? Он рассказал:

«Мы смотрим фильмы о Великой Отечественной войне или о том, как однажды, 40 лет назад, наши спортсмены победили американцев или канадцев».

Для Алексея, оказывается, это пытка.

Причем, как пишет The New York Times, такие метаморфозы с исправительной системой происходят не только в колонии, где отбывает срок Навальный, а повсеместно в России. Цель — «не столько промывание мозгов, сколько контроль и отход от советского подхода к поддержанию порядка в лагерях ГУЛАГа за счет использования лидеров банд или «воров в законе», которые унижали и ломали политзаключенных».

«Все организовано так, что я нахожусь под максимальным контролем 24 часа в сутки,» — констатирует Навальный.

Так и хочется воскликнуть: браво ФСИН!

Чем еже занят оппозиционер кроме кино про спорт и войну?

Читаем: «Приемлемой альтернативой является игра в шахматы или нарды».

Неплохо.

А еще?

«Иногда готовим закуски в микроволновке, — говорит оппозиционер. — Когда мы готовим, я всегда вспоминаю классическую сцену из «Goodfellas», когда боссы мафии готовят пасту в тюремной камере. К сожалению, у нас нет такой крутой посуды, а макароны под запретом. Тем не менее, это весело».

В общем, если отбросить пропагандистскую шелуху, которой в американской The New York Times не меньше, чем на нашем проклинаемом «государственном телевидении» (а, пожалуй, и побольше), это интервью с Алексеем Навальным можно считать чуть ли не рекламой успехов реформирования исполнительной системы наказания России.

Ну и сигналом, что ее недрах подзатерялся «самый известный заключенный». Видимо, пора было о нем напомнить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как устроена «красная» колония, в которую попал Навальный

И почему это учреждение так похоже на ЛТП — советский лечебно-трудовой профилакторий (подробности)



Источник

Оцените статью
Новостной портал Новокубанска