Сергей Шойгу, министр обороны РФ: «Не было времени рассусоливать»

Политика


Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу. Фото: Пресс служба Министерства обороны РФ

— Министерство обороны буквально с первых дней возникновения новой коронавирусной инфекции оказалось в авангарде противодействия этой угрозе — именно самолетами военно-транспортной авиации вывозились российские граждане из Уханя и других провинций Китая. Сергей Кужугетович, было ли к тому моменту понимание всей глубины проблемы и будущих рисков?

— Опасения, что эпидемия вскоре может перекинуться на территорию России, конечно, появились сразу. Эта угроза поставила перед нами серьезные задачи по обеспечению безопасности военнослужащих и населения страны.

К февралю прошлого года мегаполис Ухань и провинция Хубэй стали первыми эпицентрами нового коронавируса. Жизнь в них была практически парализована объявленным строгим карантином, и там оказались заблокированы многие граждане России.

В этой ситуации Верховным Главнокомандующим Владимиром Владимировичем Путиным нам была поставлена задача по экстренной эвакуации россиян с соблюдением всех мер безопасности.

В считанные часы мы создали необходимую группировку из 5 военно-транспортных самолетов Ил-76 и, посадив на них военные врачебно-сестринские бригады и специалистов-вирусологов, направили самолеты в Китайскую Народную Республику.

Всего тогда, с 4 на 5 февраля, нашими самолетами было вывезено из Китая 230 человек. И среди них 16 граждан из бывших советских республик.

— Почему проведение операции было поручено тогда Минобороны, а не санитарным и спасательным службам?

— Думаю, потому, что мы всегда находимся в круглосуточной готовности выполнить любые задачи Верховного Главнокомандующего. В нашем распоряжении есть все необходимые силы и средства. Это касается и военных медиков, и военнослужащих войск радиационной, химической и биологической защиты, и воссозданного комплекса НИИ и организаций, занимающихся исследованиями в этой сфере.

Мы обязаны выполнять поставленные задачи в любых условиях обстановки.

— Вы посвятили 20 лет государственной службе по оказанию помощи и спасению людей, с учетом вашего опыта, какие поручения были отданы для обеспечения безопасности здоровья наших военнослужащих от COVID-19?

— Прежде чем говорить о Вооруженных силах, хотел бы особо подчеркнуть, что буквально с первых дней появления угрозы под руководством президента был создан Оперативный штаб, куда вошли, не считая Минобороны, практически все государственные ведомства: Минздрав, Роспотребнадзор, Минпромторг, МЧС, Минфин и многие другие органы власти.

А в Вооруженных силах, с учетом моего прежнего опыта, в первую очередь были приняты решения оперативно нарастить количество лабораторий по исследованию тест-проб. Этим мы и занялись, что позволило обеспечить своевременное выявление и локализацию очагов распространения вирусной инфекции в войсках. В кратчайшие сроки нами были развернуты 14 стационарных площадок в филиалах института и Военной академии РХБ защиты им. Тимошенко: в Кирове, Екатеринбурге и Костроме, а лаборатория 48 ЦНИИ в Сергиевом Посаде переведена на круглосуточный режим работы, обрабатывая до 3 тысяч анализов в сутки. В итоге мы увеличили количество лабораторий в 9 раз! В Вооруженных силах, включая зарубежные базы, развернуты дополнительно 35 диагностических лабораторий, а время обработки тест-проб к июню прошлого года сократилось до 6 часов.

Одновременно с развертыванием лабораторий мы начали в 48 ЦНИИ работу по созданию тест-систем.

Напомню, что в самом конце 2019 года китайские коллеги опубликовали полную расшифровку генома нового коронавируса. С момента появления этой информации специалистами войск РХБ-защиты и 48 Центрального НИИ Минобороны в течение двух недель были изучены его свойства и собран необходимый для выявления возбудителя заболевания ПЦР-набор.

Тест-системы оперативно зарегистрировали и организовали их производство, что позволило своевременно выявлять очаги коронавируса в войсках. А помимо этого обеспечили передачу существенных тогда объемов, а это десятки тысяч тестов, от Минобороны в гражданское здравоохранение.

Далее с появлением первых случаев заболевания в нашей стране в качестве первоочередной меры мы во всех военных округах, включая Северный флот, сформировали специальные врачебно-сестринские бригады, а также оперативно развернули дополнительную коечную сеть.

К этой работе были привлечены лучшие специалисты из Военно-медицинской академии и других центральных медицинских учреждений Минобороны.

Я еще в прошлом году осознал, что необходимо научиться правильно и безопасно жить с данной проблемой, и сделал соответствующие поручения своим заместителям и оперативному штабу. Поэтому в кратчайшие сроки военными медиками и вирусологами были разработаны и внедрены во всех Вооруженных силах обновленные регламенты по профилактике и раннему выявлению заболевших коронавирусной инфекцией военнослужащих. Они предусматривали барьерный температурный контроль на входе в воинскую часть, ношение средств защиты и масок, оборудование помещений для быстрой изоляции всех контактировавших с заболевшим, обработку специальными составами помещений и техники. Наши регламенты позже были интегрированы Минздравом и Роспотребнадзором.

Благодаря комплексу своевременно принятых оперативным штабом мер нам удалось быстро стабилизировать обстановку в войсках. В Вооруженных силах и сегодня самый низкий коэффициент заболеваемости, примерно в 2 раза ниже, чем в среднем по стране. Эта работа ведется постоянно и корректируется с учетом выявляемых мутаций вируса.

— В начале прошлого года, как мы все помним, возникла острая нужда в средствах индивидуальной защиты и прежде всего — медицинских масках. Как в Минобороны решался этот вопрос?

— Медицинских масок для военных медиков у нас и тогда, и сейчас достаточно. Экстраординарность ситуации была в том, что их было необходимо выдавать ежедневно и в больших количествах.

С разрешения президента мы начали выдачу с имеющихся на складах запасов, в том числе регионам нашей страны. Всего было передано регионам более 90 тонн различного медицинского имущества, включая 75 тысяч комплектов защитной одежды, более 450 тысяч масок, 300 тысяч пар перчаток, свыше 150 тысяч тестов на общую сумму более 200 млн рублей.

Читать так же:  Россия призвала к максимальной сдержанности по ситуации в Нагорном Карабахе

Важную роль в быстром обеспечении дополнительных средств защиты Вооруженных сил и всей страны масками и костюмами для врачей сыграла военно-транспортная авиация Минобороны.

Именно наши экипажи круглосуточно доставляли в Россию десятки миллионов масок, средств защиты, тысячи аппаратов ИВЛ и миллионы тест-систем от наших партнеров за рубежом: Китая, Израиля, Объединенных Арабских Эмиратов, других стран. Затем по обращению глав регионов все медицинское имущество в огромных объемах военной авиацией доставлялось в субъекты РФ. Наши самолеты в те дни при организованной Национальным центром управления обороной координации в воздухе находились в два-три раза больше, чем на земле.

Буквально после посадки сходил на землю отдыхать один экипаж, а новый поднимал самолет в воздух и доставлял не только маски, но и другие средства индивидуальной защиты и экспресс-тесты во все уголки страны.

Это позволило нам плавно пройти пиковые потребности Вооруженных сил и регионов в средствах защиты и аппаратах ИВЛ.

Не могу не вспомнить с благодарностью безвозмездную передачу России моим другом и членом Русского географического общества, главой крупнейшей китайской компании Alibaba Джеком Ма более миллиона масок и почти 200 тысяч тест-систем. Но это касается и в целом руководства Китайской Народной Республики, обеспечившего тогда поставки значительных объемов производимых индивидуальных средств защиты, которые самолетами российской военной авиации доставлялись в Россию.

Наша авиация выполняла гуманитарные рейсы в Соединенные Штаты Америки, Боснию и Герцеговину, Италию, Сербию, Молдову, Беларусь, многие другие страны. Было задействовано большинство самолетов Ан-124 и Ил-76. Всего военные летчики в короткий срок доставили в эти страны свыше 2,5 тысячи тонн медицинского оборудования, в том числе: более 150 тысяч защитных костюмов, более 600 тысяч перчаток, свыше 4 миллионов масок, около миллиона респираторов и более 500 тысяч экспресс-тестов.

— Тогда ведь еще и все образование в стране ушло на удаленку — как вы решали эту проблему в учебных заведениях Минобороны?

— Мы начали с того, что приняли непростое для нас и для многих родителей курсантов и воспитанников довузовских учреждений (суворовских, нахимовских, кадетских училищ и пансиона воспитанниц) решение по введению режима изоляции. То есть ограничению выходов за пределы учебных заведений и прибытия в них извне. Кстати, такие же меры были приняты и во многих воинских частях.

Особым образом был организован учебный процесс, исключая пересечение учебных групп между собой в ходе перерывов между занятиями и в столовой. Организовали дистанционное обучение курсантов и воспитанников, чтобы исключить лишние контакты их с преподавателями, многие из которых, особенно в довузовских учреждениях, — гражданские лица. Более того, когда пришло время очередного набора курсантов и воспитанников, в условиях карантина мы направили в регионы специальные выездные комиссии для проведения вступительных испытаний, чтобы исключить заболевание ребят по дороге в вузы или довузовские училища. Все это позволило не только обеспечить безопасность здоровья наших учащихся, но и сохранить в полном объеме учебный процесс во всех наших учебных заведениях.

Настоящий солдат ни врага, ни прививки не боится. Фото: Пресс служба Министерства обороны РФ

Настоящий солдат ни врага, ни прививки не боится. Фото: Пресс служба Министерства обороны РФ

— Но ведь сама по себе изоляция солдат в воинских частях или курсантов в вузах не является преградой от занесения вируса с окружающей территории…

— Правильно, поэтому в рамках принятых нами первоочередных мер, о которых я уже сказал, вместе с развертыванием лабораторий, созданием тест-систем, выработкой методик военными медиками мы почти в каждом крупном военном гарнизоне сразу сформировали специальные мобильные группы РХБ-защиты для проведения масштабной дезинфекции территорий, помещений и материальных средств.

Эти группы работали практически круглосуточно, занимаясь дезинфекцией всех поверхностей! Наши военные химики обрабатывали не только территории воинских частей и учебных заведений, но и миллионы квадратных метров в городах и других населенных пунктах специальными составами из наших запасов, гарантированно убивающими вирусную инфекцию.

Именно этот положительный опыт был вскоре востребован и за рубежом: в Италии и Сербии, например, куда мы по поручению Владимира Владимировича Путина отправили наши отряды из специалистов РХБ-защиты и военных медиков для оказания помощи, и они блестяще выполнили эти задачи.

— К началу весенней призывной кампании прошлого года Минобороны было уже готово к ее проведению?

— Вопросы подготовки к призыву весной прошлого года мы держали на особом контроле. В каждый военкомат мы доставили бесконтактные термометры для обеспечения тотального барьерного контроля и средства индивидуальной защиты.

Сразу исключили посещение без надобности молодыми людьми военкоматов для уточнения вопросов по учетным данным или получения справок. Большую часть работы организовали дистанционно: сотрудники военкоматов связывались с призывниками и затем самостоятельно оформляли все документы. Кстати, во многом именно тот опыт работы военкоматов послужил затем стимулом для моего недавнего приезда в один из них в Москве, проверки ситуации там лично и принятия решения о необходимости коренной модернизации военных комиссариатов. В том числе оборудования их современными системами обработки и обмена информацией между собой и с призывниками с помощью телекоммуникационных технологий.

Особое внимание мы уделяли и обязательному тестированию абсолютно всех призываемых на военную службу молодых людей для исключения заноса инфекции в воинские части. Инфицированных молодых людей отправляли на лечение. А прибывшее в воинские части молодое пополнение в обязательном порядке помещали еще и на двухнедельный карантин.

За это время мы успешно и, главное, безопасно провели три призывные кампании.

— Сергей Кужугетович, почему именно вам Президент РФ поручил организовать строительство многофункциональных медицинских центров по всей стране, где оказывается помощь и военным, и населению? Они сейчас действуют?

Читать так же:  Никол Пашинян назвал Москву главным партнером Еревана по вопросам безопасности

— Очень емко на этот вопрос ответил сам Владимир Владимирович на одном из совещаний: «Не было времени рассусоливать».

Ситуация с коронавирусом в стране требовала оперативных и эффективных решений. В сжатые сроки по поручению президента нашим военно-строительным комплексом были разработаны типовые проекты многопрофильных медицинских центров. В российских регионах от Калининграда до Камчатки по ним был возведен 31 современный медицинский центр для оказания помощи как нашим военнослужащим, так и гражданскому населению.

Работы по возведению медцентров велись круглосуточно с применением самых современных технологий и под контролем Национального центра управления обороной. От этапа утверждения документации до ввода в строй проходило не более 2,5 месяца. Большое спасибо нашим военным строителям, сумевшим в крайне напряженных условиях всеобщего карантина, приостановки многих строительных, металлургических, транспортных и других предприятий, отсутствия в большинстве регионов достаточного количества рабочей силы и техники в кратчайшие сроки построить современные медицинские центры.

Еще раз отмечу слаженную работу военной авиации. Только для строительства полевых госпиталей, доставки имущества и личного состава в Красноярск, Кызыл, Приморский край, на Камчатку, Сахалин, в Хабаровск и Калининград самолетами Ан-124 «Руслан» и Ил-76 было доставлено более 5,5 тысячи человек и 7,5 тысячи тонн грузов. Это порядка 320 вылетов.

Во всех медцентрах сразу устанавливалось самое современное медицинское оборудование. Все они укомплектованы высококлассными медиками-профессионалами, прошедшими специальную подготовку диагностирования и лечения коронавирусной инфекции в Военно-медицинской академии. Это позволило сразу на высокотехнологическом уровне оказывать медицинскую помощь любым заболевшим. А там, где мы выявляли наиболее тяжелые случаи течения заболевания военнослужащих, оперативно принимались решения по эвакуации тяжелобольных военно-транспортной авиацией в центральные медицинские учреждения Минобороны. Таким образом были спасены сотни жизней военнослужащих и гражданских пациентов.

Построенные медцентры вместе с имеющимися госпиталями Минобороны и сегодня задействованы для лечения заболевших новой коронавирусной инфекцией не только из числа военнослужащих, военных пенсионеров, членов их семей и семей военнослужащих. По моему поручению более 13 тысяч койко-мест в них зарезервированы для оказания помощи населению российских регионов.

За весь период работы в медучреждениях Минобороны пролечено более 60 тысяч пациентов, из которых около 35 тысяч — военнослужащие.

— Было много сообщений о проведении медиками Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова в Санкт-Петербурге обучающих семинаров по видео-конференц-связи для российских и даже зарубежных врачей по эффективным методикам лечения заболевших COVID-19. Сейчас эта практика продолжается?

— Начну с того, что Военно-медицинская академия имени Кирова — уникальная образовательная организация в мире. Ее специалисты обладают бесценным опытом, здесь внедрены самые современные технологии в области медицины и обучения. Академия — это не только высокотехнологичная лечебная база, но и мировой научный и методический центр, который разрабатывает передовые методики и активно делится ими с коллегами.

В системе телемедицины специалистами академии проведено порядка 650 консультаций и консилиумов по лечению пациентов. Более 45 тысяч медицинских специалистов, из них около трети из других министерств и ведомств, прошли дистанционное обучение.

Оказана неоценимая помощь и поддержка медицинским специалистам регионов в самых сложных клинических случаях. Результат этой работы — сотни спасенных жизней.

А о высоком международном статусе проводимой работы свидетельствуют и многочисленные международные видеоконференции по вопросам совместной борьбы с новой коронавирусной инфекцией, в которых принимают участие зарубежные коллеги и представители органов здравоохранения иностранных государств. Они, к слову, проводятся в академии практически в еженедельном формате.

— Сергей Кужугетович, а были какие-то по-настоящему неожиданные проблемы из-за COVID-19, к решению которых не был готов никто?

— Пожалуй, такой проблемой можно назвать остановку работы весной прошлого года из-за введенного в регионах локдауна предприятий оборонно-промышленного комплекса и их поставщиков, задействованных в выполнении государственного оборонного заказа.

Как только главами субъектов в марте были приняты решения о нерабочих днях, большинство оборонных заводов России фактически прекратили свою работу. На память, это и «Севмаш», «Звездочка», концерн «Калашников», КАМАЗ, «Восточная верфь» и ижевский электромеханический завод «Купол», авиационный завод в Улан-Удэ и многие другие.

Почти 2 миллиона рабочих и инженеров по всей стране не работали! Под угрозой срыва оказались не только поставки вооружения и военной техники по гособоронзаказу почти на 1,5 триллиона рублей, но и экспортные поставки нашим зарубежным партнерам на сопоставимую сумму!

Мы ежедневно часами вели переговоры с главами регионов и директорами предприятий, убеждая их восстановить ритмичное производство военной продукции, обеспечив безопасные условия для персонала. Все тогда только разводили руками от бессилия — в условиях пандемии готовы, но не могут нарушить запрет от надзорных органов.

После моего доклада Президенту России очень быстро Владимиром Владимировичем было проведено совещание с Минобороны, Минпромторгом, главами российских госкорпораций и холдингов, выпускающих военную продукцию. На совещании президентом были приняты выверенные и своевременные решения по возобновлению в безопасных условиях производства вооружения и военной техники в интересах Вооруженных сил и зарубежных покупателей. Под круглосуточным контролем Национального центра управления обороной удалось в короткие сроки восстановить необходимый ритм производственного процесса на всех предприятиях ОПК.

Мы со своей стороны направили на предприятия подразделения РХБ-защиты для проведения дезинфекции цехов и площадей. И с 10 апреля прошлого года мы оказываем помощь в проведении дезинфекционных мероприятий на объектах ОПК. К настоящему времени нашими подразделениями РХБ-защиты проведено свыше 700 дезинфекционных мероприятий на 93 предприятиях. В ходе этой работы обработано более 3,5 тысячи цехов и производственных помещений общей площадью более 2 миллионов квадратных метров.

Читать так же:  Голландский посол назвал огромной разницу между Россией и Украиной

В результате принятия Президентом России тогда необходимых решений не только были выполнены гособоронзаказ и обязательства страны в рамках военно-технического сотрудничества. Самое главное — люди получили возможность продолжить работу, получать заработную плату и кормить свои семьи. Не говорю уже о директорах предприятий, которые очень благодарили за оказанную поддержку…

— Откройте тайну: когда и как началось участие Минобороны в создании нашей вакцины «Спутник V»?

— Тайны здесь никакой нет.

С первых дней ее разработки. Напомню, что именно военные специалисты еще в 2015 году по поручению президента разработали и успешно испытали вакцину от лихорадки Эбола, в том числе и на себе.

Эти же военные специалисты были привлечены к созданию вакцины «Спутник V». Весной прошлого года 48 Центральным научно-исследовательским институтом совместно с Институтом имени Гамалеи были проведены доклинические исследования вакцины на животных. Они доказали ее эффективность и безопасность.

В мае результаты этих исследований были доложены Президенту России, и уже к 1 июня прошлого года сформированы группы военных и гражданских добровольцев для проведения клинических исследований на базе Главного военного клинического госпиталя им. Бурденко и клиники Медицинского института им. Сеченова.

Исследования подтвердили высокую эффективность и безопасность вакцины. В августе прошлого года она была зарегистрирована и сейчас активно используется для вакцинации военнослужащих и граждан страны.

Еще два месяца назад мы вакцинировали всех военнослужащих, включая зарубежные военные базы, сформировав таким образом в войсках коллективный иммунитет. Сейчас в Вооруженных силах идет плановая ревакцинация, которую прошли уже почти 20 тысяч ранее привитых военнослужащих, и вакцинация прибывших в воинские части военнослужащих молодого пополнения.

— Вскоре после регистрации вакцины «Спутник V» вы ведь одним из первых ею привились. С учетом того, что данным об эффективности «Спутника V» тогда еще не все верили, особенно за рубежом, вы уверенно шли вакцинироваться. Что бы вы сказали «отказникам» прививаться сейчас?

— На сегодняшний день вакцинация — единственный научно обоснованный, безопасный и эффективный способ защиты от опасных инфекционных заболеваний. Убеждать всегда проще собственным примером.

Как я уже говорил, военнослужащие свой выбор сделали, и показатели по заболеваемости в армии — самые низкие по стране.

Есть этому и научное подтверждение: в апреле этого года мы провели исследование коллективного иммунитета Вооруженных сил. За последний месяц обследовали более тысячи вакцинированных военнослужащих. У 95 процентов из них выявлен высокий уровень антител.

Сергей Шойгу проверяет готовность построенного многофункционального центра Минобороны к приему пациентов. Фото: Пресс служба Министерства обороны РФ

Сергей Шойгу проверяет готовность построенного многофункционального центра Минобороны к приему пациентов. Фото: Пресс служба Министерства обороны РФ

— Сергей Кужугетович, Минобороны и сегодня на передовой борьбы с коронавирусом. Расскажите, где сегодня сосредоточены основные усилия военных медиков и военного ведомства в целом по оказанию помощи в регионах?

— Мы продолжаем оказывать помощь нашим коллегам в гражданском секторе в лечении населения от новой инфекции.

В связи с обращениями глав регионов в военно-медицинских организациях дополнительно выделено порядка 30 процентов койко-мест для лечения местного населения.

Кроме того, для оказания медицинской помощи гражданскому населению Московской области на фондах конгрессно-выставочного центра «Патриот» развернут временный инфекционный центр на 1420 коек, для работы в котором привлечено около 600 наших медицинских специалистов. Наши медики вылечили свыше 8 тысяч человек только в третью волну.

В соответствии с решением Президента России В. В. Путина оперативно подготовлен к применению и содержится в готовности мобильный резерв медицинской службы для борьбы с распространением коронавирусной инфекции в составе 9 медицинских отрядов специального назначения, 7 мобильных госпиталей на 100 койко-мест каждый и 94 врачебно-сестринских бригад.

Личный состав этих мобильных подразделений медицинской службы Вооруженных сил Российской Федерации оказывал и оказывает помощь по лечению гражданских лиц в 12 субъектах Российской Федерации: Курганской, Тульской, Московской областях, Красноярском крае, Забайкальском крае, Республике Хакасия, в Коми, Крыму, Дагестане, Бурятии, Москве и Севастополе. И это не считая зарубежных стран.

В настоящее время наши мобильные подразделения оказывают помощь в лечении пациентов здравоохранению Тульской области, республик Хакасия, Коми и Московской области.

Для нужд региональных лечебных учреждений мы в июле передали уже более 70 тонн медицинского кислорода, жизненно важного для спасения тяжелобольных, и продолжаем это делать по запросам глав субъектов РФ ежедневно.

Уверяю, что армия будет всегда оказывать необходимую поддержку и помощь гражданам нашей страны.

— Мы тоже в этом не сомневаемся. С тех пор как вы возглавляете Минобороны, наши военные всегда одними из первых приходят на помощь людям. В завершение нашего интервью не можем не спросить об отношении к выдвижению в качестве лидера пятерки федерального списка «Единой России». Вопрос простой: почему согласились?

— Согласия не требовалось, я принял это предложение Владимира Владимировича как большую честь и высочайшее доверие, о чем сразу на съезде «Единой России» и сказал.

Мое отношение к партии, в создании которой я непосредственно участвовал, всегда особое.

Наша страна — это не только огромные географические пространства, но и многонациональный народ. Напомню, в России проживает более 190 народов. И у каждого своя история, культура, традиции.

Для такого политического пространства жизненно необходима единая связующая политическая сила, объединяющая все народы в главном — стремлении сохранения России и обеспечения ее дальнейшего безопасного и устойчивого развития ради благополучия всех граждан.

Интервью опубликовано в спецвыпуске «Комсомольской правды» «Только вместе мы победим!«, 4 августа 2021 года



Источник

Оцените статью
Новостной портал Новокубанска